25 октября прошло очередное судебное заседание четы Манько. В Суздальском районном суде решался вопрос, с кем из родителей останутся дети. На этот раз происходил опрос свидетелей, который занял всё время проводимого мероприятия. Информацию собирали с друзей семьи, родственников и соседей, которые были, так или иначе, вовлечены в семейный конфликт и могли дать дополнительные сведения.

Первым выступил отец священника Олег Манько.

Он рассказал о том, что Елена металась по кухне и обвиняла во лжи Сергея. Именно после этого случая вызвали скорую помощь. При второй госпитализации Лена пыталась Сергея закрыть в подвале. Отец занимался воспитанием и содержанием детей. В отсутствие Елены, когда он лежала в психушке, её муж готовил еду вместе со своей матерью. Конечно, в уборке дома помогали дети. На рыбалку катались, в парк ездили, пока Лена лечилась. Сергей возил детей в школу, а также давал им возможность повидаться с матерью. При этом, отец отмечал, что Елена избила Кирилла, однако потом он оговорился, что это был конфликт Константина и Кирилла. При этом, дети по матери особенно не скучали, относились к ней "ровно".

Опираясь на слова сына, Олег сообщил, что Елена "переформатировалась" из-за общественной деятельности. Сам же свёкор поставил диагноз снохе по телефону, поскольку она была крайне "многословна". При этом, по словам отца экс-священника, Елена уделяла очень много внимания общественной работе. Она-то её и сгубила, помутнив ей рассудок.

При этом Олег отрицал, что его сын пьёт (при этом остальные свидетели говорили обратное), а также считал, что бывшего батюшку церковь "уволила" на время, поскольку его сына полили грязью.  

Далее в суде выступила Анна Гришина, которая является близкой подругой Елены, с которой вместе училась. Семьями начали дружить с 2016-2017 годов. Несмотря на то, что она редко посещала семью Манько ("приблизительно раз в три месяца") кое-что она приметить смогла. Находясь в гостях, тогда ещё у супругов, перед последней госпитализацией, она видела разлад в их отношениях.

«Я не видела в этих отношениях взаимного уважения» - сообщает женщина.

При этом Анна отмечала, что Лена заботливая мама. Дети у неё сытые, гостей всегда старается накормить. Младшие девочки и Константин хорошо относятся к маме. Извозом детей занималась только Елена, по крайней мере в присутствии свидетельницы. В то же время, в отношении к Кириллу (старшему сыну) она приводит иную характеристику.

«С мамой разговаривал, как взрослеющий мужчина», - объясняет Анна. 

При этом, свидетельница отмечала, когда приезжает папа - дети боятся. Также Анна вспомнила, что, когда они вместе с Еленой ходили рядом с домом (разминали её ногу после перелома), дети звонили матери и говорили, - "мама приходи папа начинает орать". В то же время, в основном Сергей относился при ней к детям нормально.

Анна изменила своё отношение к мужу Елены после того, как увидела фотографию с вырванным у нее из клоком волос. От бывшей жены экс-священника она узнала, что Сергей активно осыпает детей нецензурной бранью, и что, в целом, дети боятся отца. Знала она и о том, что Лена хочет развестись по причине побоев и угроз упечь жену в психушку. Свидетельница отмечает, что, скорее всего, у бывшего батюшки там действительно были связи:

«Когда я пыталась зайти к Елене в психиатрическую клинику, меня не пустили, зато с Сергеем мне препятствий никто не чинил».

Отдельно женщина отметила, что её подруге приходилось туго с финансами. Родителей "святого отца" Анна не знала:

«Отца Сергея впервые увидела в зале суда».

Также подруга семьи отмечала, что пока Лена находилась в психушке Сергей приводил домой другую женщину - Наталью.

Следующей свидетельницей выступила Диана Забруцкая, которая также являлась подругой Елены, но знакома она с ней стала из-за работы в детском саду. Гражданка занимается там финансами. При этом знает семью Манько уже 6 лет.  Елена рассказывала женщине о напряжённых отношениях с супругом. При этом отмечалось, что дети любили маму, всегда бежали к ней и вместе ходили по магазинам, даже если бывшей жене священника было неудобно. При этом, тёплого отношения к отцу она не замечала. 

 Также она слышала истории от Елены о побоях. Ей запомнился один случай, когда дочь Елены Ксюша умоляла её остаться дома, она говорила ей:

«Мам, ты не бойся, он с Наташей расстался».

Что, конечно, поразило свидетельницу.

При этом женщина замечала:

«Когда я работала в детском саду Елена там постоянно забирала детей. Отец начал забирать детей только тогда, когда его бывшая жена попала в психушку. Сергей на родительские собрания не ходил».

Ещё один вопиющий случай, поразивший Диану, произошёл тогда, когда она забирала детей, после того, как Лену вызволили из психушки в последний раз (июнь-июль 2022).

«Когда мы ехали в машине Ксюша спросила о том, когда мы вернемся домой. В этот момент Кристина перебила её и с криком ужаса начала говорить: "Что? Там же папа! Там же папа!"» - вспоминала женщина.

Ещё одной свидетельницей выступила Ольга Румянцева, которая являлась подругой Елены и, по совместительству, соседкой. Дружили они с бывшей женой священника в течение пяти лет.

«Мы с Леной регулярно общаемся, однако дом их я посещала два раза. Мне приходилось наблюдать только последствия их семейной жизни. Она часто ходила ко мне домой с дочками ночевать, потому что было страшно за себя и за детей. На Лене я часто видела побои, да и сама она рассказывала о психологическом или физическом воздействии мужа. По общению со своей подругой и по тому, что мне приходилось наблюдать, Сергей часто действовал импульсивно, с ярко выраженной агрессией.

При этом, бывший муж Елены постоянно пытался мне доказать, что с ней что-то не так. Он рассказывал мне по телефону, что она плохая жена и мать. Сергей рекомендовал мне перестать общаться с ней, а когда я заблокировала его номер, он начал мне звонить с других, а также присылать СМС-сообщения. Звонил мне и его отец. Свёкор Елены также настаивал на том, что мне надо прекратить с ней общение.

Когда муж моей подруги понял, что общаться я с ней не перестану, он начал мне угрожать. Сергей со звериным взглядом подбегал ко мне с криком: "Уезжай в город!". В другой раз он мне пригрозил, что если я не уйду сама, он меня со свету изведет» - сообщила свидетельница.

Судебный процесс по итогу не завершился. Ещё требуется привлечь к делу массу улик: фото- и аудио- материалы, а также результаты психиатрической экспертизы мужа Елены Манько.

Следующее заседание назначено на 18 ноября. «Владимирские новости» продолжают следить за развитием событий.