22 октября врио губернатора Владимирской области Александр Авдеев объявил «локдаун» для заведений общепита региона: работать они смогут только на вынос или с посетителями по QR-кодам с 6 утра до 23 часов вечера. В профессиональном сообществе недоумевают: при личной встрече с лидером региона речь шла о другом. О последствиях для бизнеса «Владимирские новости» поговорили с Мариной Земсковой, президентом региональной Ассоциации рестораторов и отельеров.

Как бьет четвертая волны ковида

- Марина Сергеевна, за несколько дней до указа вы встречались с Александром Авдеевым на рабочем совещании. Там обсуждали перспективы введения QR-кодов. О чем говорили, что ожидали в итоге?

- На совещании говорили о том, что надо посмотреть на другие регионы, поискать новые пути работы в условиях пандемии, свернуть со старых рельсов. Это были слова врио губернатора. Он призывал к этому своих коллег. Но получилось совсем по-другому. Только 26 регионов ввели такие жесткие ограничения, в том числе Владимирская область. В Калужской области, откуда Авдеев, QR-коды вводят с 15 декабря, а пока призывают население привиться и общепит продолжает работать.

- Что важного для вашей отрасли включил в свой указ врио губернатора Александр Авдеев?

- С 1 по 7 ноября общепиту предоставили выбор: закрыться на локдаун или работать по QR-кодам [обслуживать посетителей с подтверждением прививки, ПЦР-тестом или справкой о том, что он переболел ковидом]. Для бизнеса это выбор между не работать и не работать. Тот эксперимент, который был летом по введению QR-кодов, показал падение выручки на 80%. И этот тренд подтверждается в других регионах, где начинает действовать норма.

Все боятся финансовых потерь: что не будет гостей. Неделя – это существенно для бизнеса.

Но это не все. С 1 сентября все начали продавать корпоративы, многие взяли авансовые платежи. Сейчас в связи с этой ситуацией гости требуют их обратно. Потому что ситуация непонятная и они решили не проводить праздник для коллектива в ресторане. В прошлом году мы потеряли предновогодние корпоративы, и я думаю, что так будет и в этом году.

Аналогично с бронированием номеров в отелях. У нас размещение на праздники и каникулы в Суздале обычно покупалось в августе, потому что на этот период предлагали самую оптимальную цену. А сейчас люди не могут строить планы на такой срок. Поэтому мы видим сокращение авансовых платежей. А Новый год – это тот период, который насыщает бизнес деньгами до следующего высокого сезона на майские праздники. Ведь конец января и февраль все равно будут мертвыми.

- Будут ли кафе и рестораны рисковать и принимать гостей?

- Кто-то и будет. Всегда есть исключения, но каждый помнит про штраф в 300 тыс. рублей. Но вопрос в том, что ограничения массово освещаются в СМИ, даже нагнетаются. Медиа влияют на сознание людей и их желание идти куда-то. И так гостевой поток сокращается.

Даже пример с указом о продлении отсрочки по QR-кодам. Мы ждали его до 15 октября. Поправка о продлении на две недели была подписана в последний момент в пятницу вечером. И за выходные мы зафиксировали падение гостевого потока на 40%: люди перестроили свои планы.

- Авдеев оставил возможность для ресторанов работать на вынос. Это выход?

- Это вариант для поддержки штанов, чтобы уж совсем не закрыться. Но это при условии, что у вас уже есть доставка. Если в ресторане ее нет, то организовать ее за неделю невозможно. Это отдельное огромное направление, которым должны заниматься специалисты. Когда только начали вводить ограничения в первую и вторую волну пандемии, многие из общепита кинулись в доставку. И у них ничего не получилось. А отдавать все «Деливери», это значит терять 20% дохода. Это нереально.

Расцвет серого бизнеса

- В Москве ввели локдаун и москвичи ринулись в регионы. Это так?

- Да, вы попробуйте купить билет в период ноябрьских праздников. Откройте сайты РЖД, «Аэрофлот» и увидите остатки билетов по потолочным ценам. Москвичи все разъезжаются, а сколько еще автомобилистов поедут. Поэтому новые антиковидные мероприятия цели не достигают! Они достигают только одной цели – убить честный бизнес.

Вспомните, тогда Суздаль был закрыт действиями различных норм и требований – заехать в город можно было только по QR-коду или ПЦР-тесту. Но людей на улице было очень много. А где все они жили? Они жили в гостевых домах, тогда как некоторые отели стояли в начале недели с заполнением на 20%, к выходным чуть больше – 40%. Понятно, что москвичи ехали с прививками, потому что на тот момент у них был высокий процент привития.

Но Суздаль посещают не только жители столицы, но и из других регионов. К нам приезжают отдохнуть, показать детям исторические ценности. Ведь в нашем регионе целый учебник истории. И в этот раз в городе опять сданы все гостевые дома, где не соблюдаются не то что антиковидные требования, а простая санитария. Серый бизнес, который не платит налоги, сейчас расцветет, как летом. Им все можно, а легальному бизнесу нельзя.

- ПЦР-тесты – это выход?

- Представьте, семья едет в Суздаль. По статистике это три человека, которым потребуется одна ночевка. ПЦР-тест для семейного бюджета обойдется в шесть тыс. рублей. А номер в гостинице, где они могут остановиться, стоит около пяти тыс. Фактически стоимость ночевки повышается в два раза. Кто поедет в гостиницу с ПЦР-тестом? Проще снять комнату у тети Маши дом за четыре тыс. рублей.

- Есть ли запас прочности у компаний, возможность кредитоваться?

- Мы говорим о четвертой волне: у нас были кредиты первой, второй, третьей, а теперь четвертой. Хорошо, что сейчас продлили господдержку. Это кредиты по льготной ставке третьей волны, по условиям которых первые платежи начинаются через шесть месяцев. Но это жесткие кредиты. Любая задержка чревата тем, что ты свалишься на коммерческие условия кредитования по высокой ставке по 15%-16% вместо 1%-2%.

Мы рассчитывали на тандем с властью

- Как думаете, почему такое отношение к отрасли общепита, гостиничного бизнеса и другим, официально пострадавшим от ковида?

- Трудно сказать. Может, потому что для большой экономики не важно, что происходит с ресторанами и другими предприятиями, ведь это отрасль с низкой налоговой нагрузкой. Налоги снижены, потому что это пострадавшая отрасль, поэтому все удары идут из-за этого.

Мы рассчитывали, что будем работать в тандеме с властью. У нас было шесть предложений по мероприятиям, в том числе открыть новые пункты вакцинации за счет собственников бизнеса. Мы надеялись, что в области будут работать в направлении вакцинации, чтобы повысить число привитых к 15 декабря-января хотя бы до 50%. Понятно, что всем бы хотелось скорее 80% населения привить, но будет куча отказников и людей с противопоказаниями.

Конечно, мы будем выходить с предложениями и настаивать на встрече, чтобы донести правильную информацию до врио.

О чем еще рассказала Марина Земскова

О реакции персонала

- Даже те, кого никогда не увольняли, чувствуют беспокойство. Люди опасаются, что отрасль нестабильна, а для работодателя это риск потерять сотрудника, в развитие которого были вложены силы и средства.

Об отказе прививаться

- Думаю, что это происходит из-за недостатка информации: нет исследований, анализа, четкого понимания, что будет с тобой, если ты привьешься той или иной вакциной. Нет выбора. Нет международных вакцин, которые распространены за рубежом. Зато много историй о том, что прививка может дать серьезные побочные эффекты. На предприятиях, где кто-то после прививки заболел или умер, люди не прививаются. Потому что боятся.

О намерении заставлять сотрудников привиться

- Главный санитарный врач РФ требует вакцинировать 80% работников отрасли. Это придется сделать, если собираешься работать с людьми. Рестораторы и отельеры уже проделали огромную работу в этом направлении. Обидно, что зря. Как сейчас призывать отказников прививаться и при этом сообщать, что с 1 по 7 ноября им нельзя работать. Логика этого необъяснима.

О проблеме QR-кодов

- Мы должны подтвердить его принадлежность, допустим, Иван Ивановичу. Для этого нужно проверить его паспорт, а сделать это может только сотрудник полиции. Соответственно перед каждым входом в ресторан должен стоят сотрудник полиции? Но при этом проверка в ресторане грозит собственникам штрафом. Введение QR-код не работает на то, чтобы повысить процент привитых граждан.